Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

бы    ( редакция от   19.4.2019. )             " Об одном суждении психиатра".

   "... я жить хочу, чтоб мыслить и страдать!.."   А.С.Пушкин.

    ".....нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся...."   А.С.Пушкин.

    Один психиатр, ознакомившись с перечнем моих услуг на этом  сайте, изрёк : пора тебе , братец, лечиться у психиатра. Правда , конкретным диагнозом припечатывать меня не стал . Понимает  силу Слова и искушения  хлестать  приговорами. У меня , конечно,  мурашки по спине  . Но вскоре  вернулась способность  реагировать  не одними  мурашками , а нижеследующими размышлениями. Парочка всё - таки живописная , дискуссия животрепещущая  : психология и психиатрия . Хочу полемически предположить, что рядом с  выдающимися темпами  психофармакологического обслуживания населения психиатрией , психология есть тенденция уравновесить эти темпы небанальным качеством и глубиной самообслуживания жизни и поступков  индивидуальности . Пациент психиатрии более нетерпелив в отношении скорости наступления изменений в его психике и  психологии. Клиент психолога не так прост , доступен и доверчив . Он уже сам себе психолог и не так легко допускает в себя какие - либо изменения внешнего происхождения без его ведома , одобрения , стремясь сохранить некий личный частный смысл вплоть и до проблематичного контекста  своей жизни.

    Итак, в  психиатрии оно, Слово, пока не признано как  метод с доказанной эффективностью , как в литературе . Слово подчас таково, что достигает тяжеловесности стигмы (клейма) и , услышав их однажды в свой адрес, человек остаток сознательной жизни может  провести под  внутренним слоганом: только бы не подумать о "халве" (т.е о диагнозе)...только бы не думать о "халве" ( т.е. о диагнозе)....только бы не думать о..., только бы не думать...  Что тоже может явиться  неким диагностическим перлом  о перспективе его личной и социальной  жизни. Поэтому - то лечиться у психиатра я и не готов. По моим  представлениям  , в наше время современнее и актуальнее  звучит рекомендация " поработать с психологом" нежели " лечиться у психиатра".  Необходимо хотя бы обобщённо  различать психическое и психологическое , как - то позиционировать нормальную характерологию , патопсихологию , психопатологию . И главное , как они взаимодействуют в одном индивиде , прогнозировать . как они  будут в своём  балансе определять поступки и жизнь человека .   Психические проблемы человека вырастают из накапливающихся невнимания, пренебрежения или активного игнорирования психологического  дискомфорта  , личностной  дезадаптации. Мы , люди , в  какой - то  момент нашей  истории  стали настолько индивидуально   специфичными , что испугались  своей же  беспомощности  лицом к лицу с этой  спецификой : ничего подобного  ей  в  природе  , а не в социуме , человек  не наблюдал . И от этого  страха  сначала изобрели  религию , а вслед  ей и психиатрию .  Но существование  в страхе  некомфортно ,  бесперспективно : ну что такого видит страус своими глазами , погрузив их  в  толщу песка  ?  И тут  подоспело мужество  человечества - Психология , психологи ,  не пугающиеся ничего  в человеке , готовые  взаимодействовать с чем угодно  человеческим .  Религия  общается с человеком  как бы через Слово божье . Но  его добротное  богословское  переложение  на человеческую речь настолько  многосложно  и пародоксально  неоднозначно ,  что  диалектически  обозначает  наличие  у  жизни  атеистических  и образ мышления , и мировоззрения , и культуры .  Но и просвещённый  атеист , в свою очередь , способен взгрустнуть  по  отсутствию  божественного  руководства тем человеческим , что он видит перед собой .  Психиатры регламентируют свои  контакты  с человеком  назначением  ему вещества . Психология не загружает  психику человека  непроверяемыми  им на  практике жизни мифологемами , не отделывается , не отгораживается от человека  пилюлями . Психология  погружается  в общение  с человеком через его собственный  индивидуальный словарный запас и содержание его индивидуального  мышления , через его ассоциативные  образования , будь они сновидениями ли ,  его характером ли .  Психология стремится  сглаживать  чёрно - белые  категории  в восприятии человека и в суждении  о  нём .

    Психиатры  ,  конечно, нынче доминируют. В системе Минздрава нет ни одного исключительно  Психологического диспансера , хотя бы экспериментального , в который  бы не ступала нога  таблетки , в котором психологи работали бы не подмастерьями  врачей  , а самодостаточными  специалистами , чтобы таким , для начала  организационным и территориальным  разграничением профильных учреждений ,  подстраховать здравоохранение от засилья фармакологических , медико - слесарных технологий , побудить  граждан к осознанию  отличия психиатрического  и психологического подходов к пониманию  этиологии ( происхождения ) нездоровья и выздоровления , как психического , так и соматического ;  Сама клятва на Библии в наш век тяготеет быть заверенной ( шутка ! ) справкой  районного психиатра. Когда в учреждении три этажа врачебных кабинетов и всего один кабинет психолога , к нему и отношение как к апендиксу в организме : удалять ли - не удалять ли ...... ? И как же тоскливо и неуютно, и в диковину  мне так безнадёжно начать чувствовать и представлять себя, и бесперспективно размышлять, и беседовать о себе и о собственном человеческом веке  в неподвижных в своей тяжеловесности психиатрических диагнозах - стигмах и категориях, понятиях , даже и в бытовых ( гей , дурак, псих, шизик , дебил и т.д. ) намёках на них. Я  люблю в себе , греюсь душой нюансами и переливами моих чувств. И мыслить о них тоже  обожаю в нюансах. А их  больше в психологии человека, чем диагнозов у психиатрии. В психиатрии как : берётся аспект поведения или восприятия человека и  как синдром обозначается  одним из диагнозов, как  психическое расстройство, психопатология, заболевание . Их в психиатрии , надеясь  различать одно от другого, сформулировано  порядка 300 ( трёх сотен ! ). Диагнозы психиатрии своей изобильностью  способны  поссорить личность человека  с её  природным  биологическим  детерминизмом , сформировать неверие , что биологические права человека превыше социальных . Врач - психиатр  готов  даже  несовершеннолетнему ставить  диагноз " шизофрения" .  Вдумчивый психолог - никогда . Психология стремится до последней возможности даже шальную мысль , беспрецедентную  метафоричность процессов в психике рассматривать ещё как способность , как особенность , как регресс специфического таланта , если хотите , в  здоровой психике , а не как симптом уже эндогенного душевного расстройства. В психологии броуновское движение в психике ещё не симптом патологии .  В психологии, в психологической психотерапии подход  таков  : берутся  во внимание те же , допустим ,  300 ,  но -  нюансов !  - поведения человека и корректируются , перерабатываются уже в Образ его жизни, приемлемый качественно и содержательно , в доступной мере желаемый для самого этого человека в обстоятельствах его актуальной социальной  жизни. Я успокаиваюсь именно в них, моих нюансах, их изобильности, лелею их ,какими бы они ни случились, их поведенческой безопасностью и безвредностью  для окружающих.  Пусть даже и с приливами некоего посильного для человека страдания ( не трагедии) в них, как заметил А.С.Пушкин. Он , мне думается , был опытнейшим  человеком и великим ценителем именно нюансов в движениях жизни. И я склонен к тому, чтобы его  поэтическим строчкам довериться , а  в  диагностический вердикт  психиатра  вдуматься, как и завещал классик.

    Сначала  было слово. Для сигналов, команд, речи, философии,для поэзии,  для нюансов обыденной жизни человека, религиозной мифологии , наконец , - но совсем не для  диагнозов . Без слова даже не понять молчание : оно  ещё  "золото" или уже признак  характерологического " котла с паром " , скрытность или умиротворённая  мудрость ? Попробуйте своё чувство сначала назвать словом "любовь", а потом словом "amour". Это два слова об одном и том же человеческом чувстве. Но под каждым из них вы почувствуете в себе самом нечто ментально слегка различное . Это мизерная  иллюстрация   влияния  слова.  Диагнозы же - это уже  поздние применения Слова, порой недоразумения, порой спешка и суетливость, верхоглядство самодиагностирующегося ли , рефлексирующего ли человека, напуганного самим собой ,специалистов ли  при складывании слов в мысли. Или дитя нашей собственной пугливости перед  переживанием прелестей и мощи  глубинных истоков и истин  нашего  же собственного внутреннего мира. Диагноз же, и особенно самодиагноз, на мой взгляд, лишь подсказывает  нам, что мы изначально как-то неловко и неосмотрительно обходились со Словом в адрес собственных чувств, что-то не то совершили под  влиянием  Слова в нас , о чём-то не доосмыслили , не прочувствовали  в себе ли, в другом ли человеке. Мои же  добрые собеседники, лёгкие моему сердцу,  пока  не из когорты психиатров. Они  не тяготятся  разговаривать  со мной о наших  бесконечных нюансировках  вне безоговорочных  окончательных диагностических суждений о них, и вовсе не об  уровне дофамина-серотонина-норадреналина - адреналина в нас.  А разговаривают со мной о том, как я , мы ими сумели  разумно и гуманно распорядиться. Они не спешат. И ещё я обратил внимание  :  глубокий человек в медицине не лоснится  самодовольством от сакральности  изречённого им.

       А за что же моё спасибо тому психиатру ? За очередное напоминание мне о моей профессии: не  разбрасываться в ней словами.  За них можем претерпеть  и слушающий  их ,и я сам; За напоминание , чем именно психолог и должен качественно отличаться  от психиатра : контекстами , интонациями , пластами социокультурных смыслов Слов.  Словом, которое не "опечатывает" психологию слушателя : вот тебе диагноз и ,дескать , больше и думать тут не о чём. А, напротив , оживляет собой лучшее чувство  человека  - к самому себе , терпимое - к людям, к миру, убеждая его вновь и вновь  пользоваться им в отношении себя, окружающих, купать в них, порой,  хотя бы себя и своих близких, сказал бы я; В давние времена язык до Киева доводил, в наше время язык, и свой и окружающих, способен привести и в Университет, и в психиатрическую больницу. Я иногда полагаю, что психология дистанцировалась от психиатрии из неудовлетворённости её тяжеловесностью,  её педантизмом, корпоративной брутальной консервативностью, от её забывчивости , начав с однозначно душевно больных людей, эволюционировать в естественно - научном  недирективно  - диагностическому мышлению о здоровье человека . Психология эволюционирует к презумпции индивидуализации понятия психического здоровья  . Иные как бы психические расстройства психология призывает  рассматривать  в первую очередь  как эрзац - формы психологического здоровья . Например, психологические защиты . С психологическими травмами , не давая им сформировать стигмы , работать как с моментами изменения качества психологического здоровья и возможностей личностной динамики.  Психиатры , присоединяйтесь ! И я полагаю, что целостное представление о человеке через мифологию, религию, философию, медицину и психиатрию в наше время переходит к медицинской психологии ,  иллюстрированной  в современном киноискусстве , на театральных подмостках , в современном искусстве в целом .  В будущем - предположу - это представление будет концентрироваться   в социальной психологии, психологии индивидуальности.

        Психология  -  элитный инструментарий медицины . Но это осознание ещё на начально  низком уровне и у государства , и у человека . Без авторитетной поддержки  государства редкий человек самостоятельно придёт к такой мысли о значении психологии для его здоровья, как и " редкая птица долетит до середины  Днепра" . Пока психология ещё стесняется психиатрии , как школяр в первых самостоятельных шагах робеет перед  собственным  мэтром , опасаясь обидеть его  значимостью собственных перспектив. Смущаясь перед многосложностью своих задач , она ещё оглядывается на неприкасаемую  психофармакологию, на парадигмы психиатрии : а вдруг и правда, что здоровых людей нет - есть лишь недообследованные ?  Она ещё старается им  угодить , особенно в клинической психодиагностике , доминированием  методик  диагностирования нездоровья в ущерб психодиагностике детерминант и доминант оздоровления и развития. Психология ещё побаивается показаться самонадеянно смешной , взяв в  основу смысла собственного действа  парадигму Максима Горького " Человек - это звучит гордо " и практическую  её реализацию.  Психологов  ещё потряхивает : а вдруг их самих примут за параноиков - шизиков ?  Психология ещё не так отважна и тонка , как искусство, чтобы  искать среди людей потенциальных Ньютонов, Джордано Бруно , Леонардо-да-Винчи, Ромео и Джульет от природы и считать  этот  поиск своей главной гуманистической задачей . Психитрия никогда не ставила своей целью  помощь  в достижении  человеком комплекса внутренних чувств , отражающихся  на лице  улыбкой  Джоконды , а в фигуре  статностью  Давида ( Микеланджело). Психология готова к  этому .

    Если психология приблизится к способности объединить душу русской  женщины ( а , может, женщины в принципе ) с улыбчивостью  Моны Лизы , она поможет национальному чуду  света  стать всемирным достоянием .

    .......Остапа понесло ! . . . . . . . 

    Психология ещё и не подступалась к своей задаче определения характеристик человека доброго от рождения , от природы . Феноменальный вопрос , что такое добрый от  рождения  человек ?  Я пробую его представлять себе  как человека , с природными психическими задатками обширнее средневидовых  для углубления гуманистического ( не манипулятивного ) способа эволюции всего рода человеческого . Не для задач социал - дарвинизма , даже не для генной инженерии , а в противовес  им для вопросов  гуманистического социал - эволюционизма . Но " безумству храбрых поём мы песню !" ( М. Горький ). Это о психологах и их клиентах , не побоявшихся довериться направлению мысли , заданному  М . Горьким . Абсолютно бесстрашных  в этой вере уже миллионы,  Например,  родителей  своих детишек , хотя бы до раннего их подросткового возраста. А среди психологов это пока не массовое явление . Не бойтесь  вырастать  из психологической ортодоксии. Великие  представители научного познания  половину жизни посвящали изучению лишь отдельных рефлексов у животных на лишь дифференнцированые физические раздражители и завещали не бояться изучения человека как мир  , как Мир  интегрального поведения   в мире  материальных и метафизических влияний  из окружающей , уже не лабораторной  , реальности не раздражителей , но обстоятельств и потенциалов.

     Психиатру что ни скажи - он стремится " дотянуться " до какого - нибудь  диагноза - финиша. И чем расторопнее , тем,  как считается, квалифицированнее. А уж из психиатрического диагноза   через фармакотерапию   " дотянуться " до здоровья очень  проблематично .  Психологу же   - чем с ним ни поделись - всё есть Поведение , точка роста и начало обновления  психологической динамики . Для психологии  всё есть индивидуальность и специфичность личности , индивида . Для психиатрии психопатия - однозначно дигноз .  Для психологии она в своём возникновении , происхождении  есть гипотеза и предлог вдуматься в неё как в глубоко законспирированное чувство, с которым индивидуальность  "оставила себя наедине " в ущерб собственному социальному статусу и реноме психически здорового человека в современном представлении о норме и патологии этого здоровья ;

     Но ответственность конечно давит ....Ты в профессии один на один с человеческой судьбой , а за спиной у тебя никаких Абсолютно Достоверных Непогрешимых Протоколов и Алгоритмов .

    Мы и стесняемся по - разному .  Психиатру стыдно не поставить диагноз на первом же приёме .  Психологу стыдно сорваться на лексику психиатрии , спасовав перед  психологической эксклюзивностью своего клиента.  Утрирую, конечно, немного для дискуссионности .......  Но и  с нетерпеливым психологом мне было бы спокойнее : даже опустив руки от бессилия помочь, он способен удержаться и не переадресовывать клиента к психофармакологии, соблюсти принцип "не подсади".  Мне думается , что этот принцип актуален и для современной медицины продаж в целом. В практическом соблюдении  он для личности врача психологически более  трудоёмок , нежели принцип " не навреди ". Изобретение героина, например,  всего столетие назад   воспринималось "подарком" для военно - полевой медицины. Цену же этому "подарочку " мы осознали  лишь с недавнего времени. Где те одно - двух столетней давности пороховые войны, и где современные героиновые ? Изобрели пенициллин - готовьте человечество к  проблематике  ВИЧ/СПИД. И так  по кругу  .  Человек изрядно извлёк себя из процесса естественного отбора . Выгораживая  себя из процессов соматических  болезней , он , вместо современной  наукообразной   изощряемости в  психодиагностике  сверхспецифических  психиатрических диагнозов , неизбежно   испытает оторопь  перед социальной   сверхзадачей психологической  экстраадаптации к обществу и его  институтам массы сверхспецифичных  долгоживущих индивидуальностей . Наверное, к некоторому времени психофармакология  будет готова "загасить"  мгновенно любую специфику каждой из наших  индивидуальностей . Это  - ужас будущего .  Ребята из фармацевтического  бизнеса уже вошли во вкус (" Аннушка уже разлила масло "). Но уже сейчас сложилась и существует опасность встречи двух невежеств за упаковкой феназепама.  Но нам - то что делать ?  Думаю вот что  : не упрощаем самоосознание сегодня - да не упрощёнными будем  завтра.

     Психиатры все конечно же хорошие люди. Мне  в моей профессии спокойнее : у психолога посетители - ещё клиенты. Но уже пациенты - у психиатров.  Снимем шляпу перед каждым из этих специалистов, кто каждый день держит себя порядочно и не суетно в вопросе : человеческая психика , будущее человека и психоактивное  вещество на их пути. С другой стороны , в психиатрии легче : симптом всегда проблема человека. И от него надо пациента однозначно избавлять. В психологии всё не так однозначно : клинических симптомов, как материализовавшейся психологической проблематики , может ещё и не быть . А всё психическое обсуждается в бесконечных нюансировках его динамики как свойства характера , как причины - следствия , ведущие или препятствующие целям человека , его потенциалам , его отношениям, его смыслам , качеству его жизни .  При таком переизбытке  фармакологии в  арсенале психиатров   , меня, как бы их потенциального пациента, всегда бы тревожил, настораживал бы  вопрос : а насколько, и успевают ли, они вдумываться в это фармакоизобилие, контролируемо ли оно ими и в принципе и в частных случаях? Мне доводилось наблюдать: всего несколько невинных назначений, и человек уже   начинает по стеночке - по стеночке отдаляться и от самого представления о Пушкине А.С.,  и от ,собственно , мышления, и от страданий. Что это было : лечение или способ переждать жизнь  в её , извините за жаргон ,  " овощном отделе "? Признаю, что мне ,как психологу,  доводилось  по несколько сеансов ходить с  клиентом   вокруг да около его вопроса, чтобы выиграть время до момента  качественного осмысления методики  и тактики решения клиентского запроса. Меня это не пугало: такое "хождение по кругу " бывает частью   практической работы , пока он - круг - не преобразуется в психодинамическую спираль . Мне комфортно от того , что в таких выжидательных моментах я научился  избегать  необратимого психологического  травмирования  клиентов. И в случае неудачи в нашем общении, клиент всегда сохраняет  возможность  с другим психологом начать общение с изначальной диспозиции по личному вопросу. В психологии проще воздерживаться от корпоративного , кастового  отношения с клиентом .  Признавать ограниченность своих профессиональных компетенций  очень   неприятно. Но и советовать  прямым текстом человеку  лечиться у психиатра   превосходит уже мои представления о профессиональной этике психолога. Как , например, Науке на неизвестный ей вопрос уже невозможно отсылать  за ответом к Религии, хотя вся Наука и вышла из монастырей . Наука или Религия, психолог или психиатр - это  личный выбор человека. В психиатрии мне лично было бы жутковато  : всего 1 - 2 поспешные процедуры и начать всё заново ни у кого уже возможностей может и не остаться.  Человека , конечно же, не выбросят .  Но ощутим его риск завершать жизнь в пределах  растительных ощущений  от неё.   

        Знаю, что страдание и мысли гения и страдания  и мысли простого человека качественно  могут разнится . И  называть  или не называть  жизнью меру их отсутствия или присутствия, каждому из нас предстоит решить самостоятельно. Помня ,  однако же, как этот вопрос решил  для себя  самый , пожалуй, душевно благополучный русский поэт  .